Светлана — преподаватель немецкого в Liden & Denz и 10 вопросов для нее (ч.1)

преподаватель немецкого

Привет, на связи Аня! Без лишних слов представляю вам интервью с одним из самых харизматичных преподавателей немецкого Liden & Denz — Светланой! О Modern Talking, немецких стажировках, прусском порядке и работе с Путиным — в этой статье! 

 

— Здравствуйте! Мы с вами не встречались на занятиях в Liden & Denz, поэтому мне очень интересно узнать о вас побольше! 

А как бы вы сами хотели представиться? 

— Здравствуйте! Меня зовут Светлана, и немецкий язык — занятие всей моей жизни. Я долго была гидом, работала переводчиком, много преподавала и преподаю до сих пор.

 

— Давайте начнем прямо с детства! Расскажете про него? Что повлияло на вас сильнее всего? 

— Мое детство было…забавным. Когда мне было 6, папу парализовало и он не вставал с постели. Мама работала на двух работах, сестра серьезно занималась спортом, а я почти не ходила в школу из-за того, что все время болела.

Но воспоминания о детстве у меня все равно хорошие. Я много читала и каждое утро проводила у окна с биноклем — провожала в школу одноклассников. Я знала, во сколько мимо меня проходит каждый из них — махала им по дороге в школу и на обратном пути. 

Со 2-го по 5-й классы я все время была предоставлена сама себе: просыпалась, планировала день, училась. В одну неделю могла проходить только русский язык, а в другую изучала географию. Любимой книгой был словарь иностранных слов, который я постоянно читала, запоминая термины и их значение.

Хуже всего шел немецкий: учебник выдавали одноязычный, кассет к нему не прилагалось, а на занятия я практически не ходила. Когда появлялась в школе, на уроках не понимала ничего — ужасно обидно для честолюбивой девочки!

 

— Ух ты… 

— Да! Но несмотря на все это, я никогда не была зубрилой в очочках. Очки, конечно, приобрела со временем (смеется), но в школе слыла разбойницей!  

 

— А в какой момент вам пришла идея изучать немецкий? Еще тогда, в школе? 

— Нет! Тогда немецкий оказался для меня ужасным потрясением — я ненавидела его страшно! Но пришлось в кратчайшее время догонять — это было условием того, что я останусь в своем классе. 

В школе я никогда не собиралась заниматься языком — мечтала быть то ветеринаром, то актрисой, то психологом, даже подавала документы в три разных ВУЗа — а тогда это было не принято! В один месяц я сдала экзамены (и поступила!) на актерское, затем сразу на психологию. Третьим номером программы стал ин.яз, где я оказалась совершенно случайно: просто приехала в пед.институт «за компанию» с подругой. 

Так и случился выбор профессии. «Ты пойми: они на ин.язе все сдвинутые, все вечно с книжками, а у тебя уже очки!» — беспокоились женщины из приемной комиссии — «Подай на что-нибудь другое!». 

Но я осталась, и каждый новый преподаватель говорил: «Светлана, ваше место не здесь! По вам театральный ВУЗ плачет! Или цирковое училище». А мне в первый год и самой было странно — все время думала, зачем я здесь нахожусь. Но бросать не собиралась — это же совсем другой мир, понимаете? Другие люди, другое восприятие жизни, книги в оригинале, наконец!

Я вообще считаю, что нами руководят звезды.

 

— А что считаете наиболее сложным в изучении языков? Были ли у вас трудности в этом? Или все шло как по маслу?

— Язык всегда давался мне легко — гораздо тяжелее было решить, чем хочу заниматься в жизни! (смеется) 

Как-то раз мне сказали, что делать нужно то, что легко дается, а не то, что нравится — чтобы всю жизнь не преодолевать себя.

А в языках… хочется ответить что-то вроде «заставить себя учить слова», но нет. Нужно скорее понять суть языка. Английский один, испанский другой, немецкий третий. В немецком Ordnung — порядок, все на своих местах! 

Каждый язык — новое мировоззрение! Целый мир. 

 

— Я знаю, что вы много раз бывали в Германии. Не вспомните, сколько?

— Точно нет! (смеется) 

Но впервые за границу я попала в 1987 году — поехала в ГДР на языковую практику. Во времена моего студенчества ин.яз был единственной возможностью выехать за рубеж, и в 1989 я оказалась в Австрии. Буквально сразу после получения диплома, представляете? Тогда мы с подругой получили корочки и тут же сели в машину наших австрийских друзей.

А потом я снова начала собираться домой — была беременна и хотела, чтобы ребенок родился в России. Я вообще жуткий патриот: все мечтают родить где-то за границей, но я рванула на родину.

В суровые девяностые я попала на стажировку в World Trade Center Hamburg в Гамбурге — один из центров World Trade Organisation, штаб-квартира которой находилась в одной из знаменитых башен-близнецов. А потом еще несколько лет была переводчиком и ездила по Германии. Тогда мне даже удалось пообщаться с Путиным — еще до его карьерного взлета. А чуть позже, в 2005, я поработала переводчиком на переговорах одного немецкого банка с господином Горбачевым.

Была еще работа с Дитером Боленом — солистом немецкого Modern Talking — теперь я хорошо представляю себе, что такое фанаты — с ним мы дворами уезжали от толпы кричащих людей, которые буквально бросались на машину. 

Помню и Гюнтера Закса — известного немецкого фотографа, плейбоя и мультимиллионера, с которым мы целую неделю отмечали его День Рождения в Питере! На частном самолете с ним прилетели его друзья — около 50 человек из разных стран, среди которых была даже Клаудия Шиффер! 

Переводчики бывали нужны часто — особенно в девяностые, когда вдруг рухнул железный занавес и люди хлынули за границу.

 

— Конечно, это повлияло на вашу профессиональную деятельность! А на личностные качества, характер? 

— Безусловно! Я «до немецкого» и я «после» — это два совершенно разных человека. 

Во-первых, Ordnung — порядок! Хочешь не хочешь, язык учит этому, и если раньше я постоянно позволяла себе опаздывать, сейчас прихожу точно вовремя! 

Прусский порядок — появляться за 15 минут до назначенного часа, а если опоздаешь хоть раз — стыд и позор!

Язык всегда накладывает отпечаток. Как другой пример — моя ближайшая подруга, которая работает с испанцами и вечно задерживается — так уж там принято. 

Еще заметила вот что: недавно студент спросил у меня, почему приставка всегда ставится в конец предложения — неудобно! А мой ответ оказался очень «немецким»«Таков порядок». Этому и правда нет логического объяснения — просто «так положено». Таков порядок, и это нужно принять. 

 

Вторую часть интервью со Светланой вы сможете увидеть совсем скоро, а вот записаться к ней на занятие — уже сейчас! 
Оставайтесь на связи с блогом Liden & Denz! Люблю! Аня  

 

Поделитесь этой страницей:

Leave a reply